Политическая карикатура очнулась лишь в 60-70-е годы XIX века. После Второй мировой войны во Франции излюбленным сюжетом пересмешников стал Шарль де Голль. Особенно отличилась газета "Sine massacre". Офис газеты находился в центре Парижа и ВНИМАНИЯ. Особо отличилась  журналиста Мориса Сине, которая не содер­жала ничего, кроме карикатур против де Голля и его военных. Она не прожила и года. Когда Сине, кривля­ясь, известил о преждевременной смерти де Голля - «Трагический бал в Коломбе: один погибший» (Коломбе - родная деревня генерала), газетку прикрыли. В итоге за девять выпущенных номеров Сине схлопо­тал девять судебных исков! Красавец, а? Зато получил две премии: в 1955-м - Гран-при «черного юмора» и в 1984 году - премию Оноре Домье. В России в 70-х годах вся подающая надежды мо­лодежь сосредоточилась в рубрике СЛОН (Смех -Лекарство От Недугов) журнала «Аврора». Карика­туристы публиковали там свои рисунки «без слов», главным персонажем которых был собственно сло­ник. И вот эти юноши и объединились в «Ленинград­ский клуб карикатуристов» (ЛКК), который сразу же не понравился властям. Тогда считалось так: если ты карикатурист, то или рисуй в партийном журнале «Крокодил» или на агитплакатах «Боевого каранда­ша» - в должной манере. То есть «танцующий должен исполнять танец правильно, четко и одинаково хоро­шо как правой, так и левой ногой», а рисунки долж­ны были быть глубоко советскими, однозначными и прямолинейными. С подписанной снизу моралью, чтобы точно без двусмысленностей. Новые же карикатуристы не писали пояснитель­ных слов. Да еще и назвали сами себя «картунистами» от слова «cartoon» в пику официальной карика­туре. Их мучили экзистенциальные вопросы, интерес к эротике и черному юмору. На еженедельных заседа­ниях клуба проводились так называемые «блицтур­ниры»: участникам задавалась тема, которую каждый должен был выразить графически за десять минут. Затем анонимные листы пускались по кругу, и каж­дый отмечал крестом понравившуюся ему работу. Автор листа, набравшего большее количество «кре­стов», становился победителем, забирал по двадцать копеек с каждого и получал право направить «гонца» за портвейном. Воистину цитадель разврата! В общем, картунистам не было позволено провести ни одной выставки. Поэтому члены ЛКК слали свои картинки за рубеж - в чемоданах с двойным дном. И пока в СССР по рукам ходили самиздатовские сборники, отпечатанные подпольно на ксероксе, со­ветские карикатуристы получали призы на крупных конкурсах карикатуры в Канаде, Италии, Турции, Бельгии, Польше. Удаленно проводили персональ­ные выставки, издавали сборники... Обычно все это проворачивалось под псевдонимами. «Я, например, - вспоминает Михаил Златковский, - изобрел для се­бя кучу псевдонимов. До сих пор японская диаспо­ра Нью-Йорка разыскивает выдающегося японского художника Ясумото Кумадзо. Он живет в Хабокине, как раз где живет мой приятель-американец и отку­да он посылал мои рисунки. Так вот, этот Ясумото Ку­мадзо обладает несколькими международными пре­миями, что является совершенно феноменальным достижением для японца, живущего в Штатах! Есть у меня, например, и прекрасный псевдо­ним - Винт ван дер Болт, который "поселился" в одном из шикарных офисных центров Брюсселя. Международное сообщество на полном серьезе присуждает премию этому худож­нику - и только русские ребята удивлялись между собой: «Что за странное имя!» Златковский - это тот карикатурист, который первый начал рисовать кари­катуры на Михаила Горбачева, а в результате между­народного опроса мнений профессионалов 1992 года признан «Лучшим художником в карикатуре».

Свободу фотожабе!

Сначала карикатура переехала на телевидение, в производственное помещение: в 1984 году два британских продюсера, Питер Флек и Роджер Лоу, создали для ВВС серию «Спиттинг Имидж» - прототип всех будущих «Кукол». Огром­ная аудитория и соответствующие сборы от рекла­мы гарантировали существование программ, и пра­вительствам не удавалось оказывать давление на дирекцию телеканалов. Теперь карикатура перееха­ла в Интернет, назвалась «фотожабой» (от названия программы Photoshop, на которой нынче создаются картинки и фотоколлажи) и стала вовсе неуправля­емой. Некоторые политики смирились с полной сво­бодой слова, например, несколько лет назад тогдаш­ний президент Национального собрания Франции Жан-Луи Дебре предложил известным карикатури­стам выставить сатирические портреты политиков в Музее парламента в Версале. Но некоторые власть имущие вовсе не смирились, что подтверждает ис­ламский скандал 2006 года. Это когда одна из дат­ских газет напечатала серию карикатур на пророка Мухаммеда, потом куча журналов их перепечата­ла, а вылилось все в ряд судов, исламских забасто­вок и покушений по всему миру. Выходит, умело выраженный юмор - это та еще власть. Причем си­ла ее далеко не всегда разрушительная. И чтобы это доказать, сразу после исламского скандала 2006 го­да в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке собрались 12 карикатуристов из разных стран мира. И открыли проект Cartooning for Peace, с обещанием сделать все возможное для укрепления толерантности и сохра­нения мира на земле. Формулировка расплывчатая, что именно они делают - неясно, но благие намере­ния всегда достойны уважения.